22 декабря 2014
Чего хорошего вы ждете от российской экономики в 2015 году?
Коммерсантъ. Деньги

В 2014 году российские политики и СМИ чаще всего определяли ближайшее будущее экономики термином "рецессия", старательно избегая употребляющееся для обозначения спадов 1998 и 2008 годов слово "кризис". В 2015-м станет понятно, чем одно лучше другого.

Александр Шохин, президент РСПП:

-- Чтобы хуже не было, чтобы не было минуса в экономическом росте, чего не так просто достичь: очень много неуправляемых факторов, таких как цены на нефть и санкции. Вероятность того, что будет спад, очень высока. Главное -- не опуститься ниже нуля. Около нуля можно, но ниже нежелательно.

Вадим Беляев, председатель совета директоров ОАО "Открытие Холдинг":

-- Единственное хорошее, чего можно ждать от экономики,-- это то, что запустится часть импортозамещающих предприятий, которые ранее простаивали.

Владимир Ясинский, управляющий директор по аналитической работе Евразийского банка развития:

-- Надеюсь, что цены на нефть остановят падение и начнется тенденция к росту. Пока режим плавающего курса рубля неплохо справляется с той задачей, ради которой был предпринят переход к нему, то есть с демпфированием влияния внешних шоков. Будет ли так и дальше, в основном зависит от способности банковской системы сохранить устойчивость в условиях высокой волатильности обменного курса. Пока банки неплохо справляются с ситуацией. Если в новом году не последует неприятных неожиданностей, может оказаться, что наша экономика нашла решение проблемы "зависимости от цен на нефть" -- довольно неожиданно и не совсем в той форме, в которой многие хотели его искать.

Сергей Михайлов, член совета директоров ЛУКОЙЛа:

-- Я жду от 2015 года стабилизации цен на нефть и национальной валюты. На мой взгляд, вероятность того, что это произойдет, больше 50%.

Леонид Казинец, председатель совета директоров корпорации "Баркли":

-- Жду, что экономика и внутренняя политика развернутся в сторону поддержки свободной предпринимательской инициативы. Рост от экспорта углеводородов в прошлом. Совсем. Возможно, навсегда. Углеводороды не будут в необходимом количестве наполнять бюджет и давать рост ВВП, нужен абсолютно иной путь. Жду максимального освобождения предпринимателей от госопеки, от давления фискальных органов, жду борьбы с чиновничьим беспределом на местах. А что мы реально можем увидеть, боюсь, будет радикально отличаться. Может быть, с точностью до наоборот.

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики:

-- Экономика может нас порадовать. Но если будет выработана политика, которая в последующем, пусть и не в пределах 2015 года, но все-таки выведет нас на путь ускоренного роста экономики на рыночных началах и развитие демократических институтов.

Борис Ярошевский, член правления Национального объединения технологического и ценового аудита:

-- Я оптимист и жду мобилизации экономики. Мы сейчас входим в новый год на таком накале -- экономическом, информационном, который не дает оптимизма инвесторам. Очень надеюсь, что грядущий год будет отличаться в лучшую сторону. Жду серьезных решений в отраслевых нишах, жду решения фундаментальных задач: со ставкой рефинансирования, стоимостью денег, даже если это потребует принятия непопулярных решений.

Мария Литинецкая, генеральный директор компании "Метриум Групп":

-- В текущих условиях довольно проблематично строить позитивные прогнозы. Однако в сложившейся ситуации есть определенные плюсы. Подобные кризисные явления периодически оздоровляют экономику. Они стимулируют развитие отечественного производства, поскольку происходит переориентация с импорта на собственные товары и услуги. Экономика "сжимается", население группируется и повышается его работоспособность. При этом во всех сферах усиливается конкуренция. Конечно, в некоторых из них возможно удешевление продукции и снижение ее качества. Однако, например, сфера сервиса и услуг однозначно начинает активно развиваться.

Оксана Дмитриева, первый заместитель председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам:

-- Ничего хорошего не жду, тем более что нет никакой уверенности в том, что власть извлекает уроки из прошлых ошибок. Пока они пытаются сложную экономическую ситуацию исправлять теми же порочными методами, что применялись при преодолении кризиса 2008-2009 годов.

Виктор Линник, президент агропромышленного холдинга "Мираторг":

-- Ничего. Я не вижу весомых причин для чего-то хорошего. Принимались такие стратегические решения, которые, к сожалению, имеют долгосрочную перспективу, не очень благоприятную. Вступили в ВТО -- это потеря экономической независимости, Таможенный союз -- отсутствие внятного тарифного регулирования, Евразийский союз -- то же самое. Поэтому в 2015 году все будет в обычном режиме. А вот кризис нам не страшен. Наоборот, это такой челлендж: сильные становятся более сильными, слабые -- слабее. А мы только выиграем от него.

Агван Микаелян, управляющий партнер ООО "Финэкспертиза":

-- Лучше ситуация, конечно, не будет, но ничего страшного нет, мы переживем эти сложности. Этот кризис с точки зрения потребителя гораздо безболезненней, чем кризис 2008-2009 годов. Зато, после того как мы это пройдем, у нас обязательно произойдет внутренняя реструктуризация. Начнем на что-то обращать больше внимания. Например, нагнемся и соберем яблоки, которые валяются у нас под ногами. Будем сильно уповать на себя и себя же казнить за то, что мы мало или плохо работаем. И это нормально. Поэтому в итоге я жду только хорошего.

Антон Данилов-Данильян, сопредседатель "Деловой России":

-- Роста во второй половине года. Думаю, что рост пойдет даже при бездействии финансовых властей, но для его большей устойчивости на перспективу не нужно считать, что ключевая процентная ставка -- это реальный инструмент управления, это не так. Ни для валютного рынка, ни для инфляции. Отсюда вывод прямо противоположный этой политике, поскольку если процентная ставка и влияет, то скорее на ставки по кредитам коммерческих банков. Второе -- надо реализовать положения послания об уменьшении объема надзорной деятельности. Где-то заменить ее страхованием, где-то саморегулированием. То есть вернуться к тем азам дебюрократизации, о которых президент говорил более шести лет назад. "Дорожные карты" надо последовательно реализовать, жестко следить за инвестиционным рейтингом субъектов федераций и наказывать тех губернаторов, которые оказываются на последних местах в этом рейтинге. Много вещей надо сделать, тогда будет устойчивый рост.

Вадим Засько, декан факультета "Налоги и налогообложение" Финансового университета при правительстве РФ:

-- Ничего хорошего. Надеюсь лишь, что правительство извлечет уроки и сделает все, чтобы снизить глобальную зависимость от внешних факторов, направит усилия на импортозамещение, укрепление национальной валюты. А сама экономика, боюсь, в следующем году не оправится.

Сергей Галицкий, основатель и акционер розничной сети "Магнит":

-- Никогда не надо ждать от экономики ничего хорошего и ничего плохого. Чтобы заработать свои деньги, надо много работать. А экономика, как сказал видный политический деятель, должна быть экономной. Главное, чтобы сейчас депутаты не принимали никаких законов, хотя бы какое-то время...

Василий Солодков, директор Института банковского дела ВШЭ:

-- Ничего. Будет спад экономики, вырастет безработица, станет реальной угроза дефолта. Если только президент и правительство не включат голову. Но, судя по всему, они ее не включат.

Борис Титов, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей:

-- Жду провозглашенного в послании президента моратория на изменения налоговой системы, целого ряда послаблений для МСП, принятия закона о промышленной политике и его реализации. И конечно -- стабильности на финансовых рынках, а также решения проблемы длинных денег для российских производителей.

Игорь Богачев, вице-президент, исполнительный директор кластера информационных технологий "Сколково":

-- В тучные времена роста рынков компании озабочены ростом выручки, покупкой доли рынка, новыми инвестициями, зачастую в ущерб операционной эффективности. В кризисные периоды, наоборот, больше концентрации на повышении эффективности и конкурентоспособности -- естественным образом возникает потребность в инновациях, будь то внедрение новых технологий или новых подходов к ведению бизнеса. Поэтому в 2015 году от экономики я жду внимания к инновациям, развития новых технологий, за которым последует не только укрепление существующих лидеров, но и появление новых сильных игроков. Во второй половине этого года некоторые российские корпорации обратили внимание на технологии, разрабатываемые внутри страны, это нарастающий тренд, и я надеюсь, что при стабилизации ситуации этот интерес не ослабнет.

Александр Шохин
обратная связь
Согласен на обработку персональных данных. Ставя отметку, я даю свое согласие на обработку моих персональных данных в соответствии с законом №152-Ф3 «О персональных данных» от 27.07.2006 г.